Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Изображения:
Москва
Версия для слабовидящих
ВСЕ НОВОСТИ
Скрытый враг позвоночника
22 Марта 2019

Честно признаюсь, о болезни Бехтерева я впервые услышал только на открытии III Академического саммита по ревматологии, прошедшего у нас в Новосибирске 8-9 ноября. Это заболевание связано с воспалением межпозвонковых суставов и приводит к довольно тяжелым последствиям для человека. В основном болезнь Бехтерева поражает молодых мужчин, которые рискуют в зрелом возрасте уподобиться сгорбленным старикам, не способным ни нормально работать, ни просто нормально жить.

До последнего времени считалось, что болезнь Бехтерева – довольно редкое заболевание. Именно по этой причине она до сих пор у нас не на слуху, и потому многие граждане даже не подозревают о ее существовании. По данным Минздрава, в России этим недугом страдает чуть более 30 тысяч человек. По клиническим данным врачей-ревматологов, количество таких больных составляет порядка 150 тысяч человек. Однако есть обоснованное подозрение, что на самом деле таковых может оказаться в десять раз больше – примерно полтора миллиона. Это уже серьезно. Поэтому впору обратить внимание на эту проблему (имеющую, кстати, международное значение).

Чем вызван такой разнобой в данных? Почему «редкая болезнь» может в действительности оказаться достаточно распространенной? На то есть свои причины, которые как раз и пытаются осветить врачи-ревматологи.

Если объяснять проблему «на пальцах», то ситуация с болезнью Бехтерева выглядит примерно так. Возьмем в качестве аналогии такой симптом, как кашель. Явление это известное, понятное, распространенное. Очень часто кашель возникает при обычной простуде, которая вылечивается на «раз-два-три» с помощью недорогих препаратов и даже с помощью народных средств. Но так бывает не всегда. Иногда кашель свидетельствует о более серьезных заболеваниях, например, о воспалении легких или (того хуже) о туберкулезе. Здесь уже на «раз-два-три» не вылечиться. Да и постановка диагноза требует более серьезного обследования. Однако совсем не исключены случаи, когда врач – из-за халатности – может запросто «проморгать» пневмонию или туберкулез, увидев обычную простуду там, где дела на самом деле обстоят куда печальнее. Чего греха таить – в некоторых провинциальных поликлиниках терапевты не особо заморачиваются по таким поводам, ставя диагноз всем простуженным «на глазок» и назначая им несложное стандартное лечение. Да и сами пациенты иногда игнорируют посещение больницы, надеясь на то, что хворь однажды отступит сама. Ведь мы уверены, что простуда – болезнь совсем не смертельная. И там, где халатность врачей умножается на беспечность больных, там повышается вероятность выдать пневмонию за какое-нибудь «банальное» ОРЗ. И эта вероятность тем выше, чем примитивнее у врача подходы к диагностике: «У вас кашель и повышенная температура? Понятно – у вас ОРЗ. Вот вам рецепт – до свидания!» (в данном случае я ничего не преувеличиваю – ситуация взята из практики одной провинциальной поликлиники, где терапевт ставит такие диагнозы исключительно «на глазок»).

С болезнью Бехтерева происходит что-то похожее. Дело в том, что на ранних стадиях она очень ловко «маскируется» под остеохондроз. Во всяком случае, симптоматика здесь весьма схожая, что нередко вводит в заблуждение врачей, не искушенных в ревматологии.

Надо сказать, что с остеохондрозом народ у нас почти на «ты». Эта болезнь распространена в нашей стране почти так же, как и «респираторка». Ее обычно не воспринимают как что-то ужасное и неизлечимое, и лечащие врачи (как и в случае с той же «респираторкой») ставят такой диагноз как что-то само собой разумеющееся, не особо вникая в некоторые сугубо биологические тонкости. Если у вас боли в спине или в пояснице, то, как правило, грешат именно на остеохондроз. Возможно, во многих случаях так оно и есть. Однако не всегда. Иногда вместо остеохондроза медик сталкивается с болезнью Бехтерева, не давая себе в том отчета. Причем, зачастую проблема заключается вовсе не в халатности медиков, а в сложности самой диагностики. Болезнь Бехтерева, увы, распознать сразу совсем нелегко. Иногда может пройти пять-семь лет, прежде чем врачи установят истинную причину недуга. Такова ситуация во всем мире, не только у нас в стране. Тем не менее, ситуация существенно усугубляется в условиях нехватки квалифицированных специалистов и соответствующего оборудования. В этом случае вопрос о развитии ревматологии как весьма актуальной медицинской специальности становится совсем не праздным.  Собственно, именно нехватка ревматологов, отсутствие на местах передовых методик диагностики обрекают тысячи людей на то, что они не получают вовремя адекватного лечения.

Как правило, человека с такими симптомами терапевты направляют к неврологу. Тот выписывает соответствующие препараты, снижающие болевые ощущения. Больной чувствует улучшение, и на этом успокаивается. Поэтому определенное количество пациентов в течение достаточно длительного времени могут вообще не подозревать о том, что причина их страданий – не остеохондроз, а болезнь Бехтерева, протекающая в легкой фазе. Но это не значит, что так будет продолжаться до глубокой старости. Мало того, болезнь Бехтерева может «выстрелить» самым неожиданным образом, прежде всего в тех местах нашего тела, где есть соединительная ткань. Клиническую картину данного заболевания мне доступно растолковал президент Общества взаимопомощи при болезни Бехтерева Алексей Ситало, страдающий этим недугом уже двадцать лет.  

 «Два месяца назад, – говорит он, – у меня появились три новых симптома, которых раньше в моей жизни не было. У меня воспалился глаз, воспалились пальцы на ноге и появилось высыпание на коже».

По его словам, человеческие суставы разрушаются очень долго, поэтому до их замены может пройти лет пять или десять. А вот что касается глаз, то при отсутствии своевременного лечения можно очень быстро потерять зрение – без возможности его восстановления.

Самое печальное, еще раз повторим, – это очень «растянутая» диагностика заболевания. Как разъяснил Алексей Ситало, сложность диагностики обусловлена несколькими факторами. Главным образом это связано с большой нехваткой ревматологов, что особенно чувствуется в нашей стране, где ревматолога можно найти разве что в областном центре. Поэтому в маленьких провинциальных городках и поселках возможность правильного диагноза при болезни Бехтерева практически равна нулю. Как мы сказали, в силу сложившейся практики человека с болями в спине терапевт направляет к неврологу, а тот – без долгих размышлений – поставит диагноз «остеохондроз» и назначит соответствующее лечение. Возможно, в большом количестве случаев неврологи не ошибаются. Но при этом остается определенный процент пациентов, к которым стоило бы отнестись внимательнее. Однако такие возможности есть далеко не везде. Тем более что сами пациенты очень часто ведут себя беспечно, полагая, будто ничего смертельного им не угрожает. Поэтому они не обращаются по этому поводу в какие-либо специализированные учреждения, чтобы пройти более серьезное обследование. Учитывая, что ревматологов в стране не хватает, решить такую задачу не так-то просто, особенно если речь идет о жителях провинции. Поэтому нередко случается так, что к ревматологу больной попадает спустя несколько лет – уже после того, как длительное лечение мнимого «остеохондроза» не дало никаких результатов.

Как мы понимаем, проблема во многом решается как раз ранней диагностикой, когда болезнь не вошла еще в острую фазу. Во всяком случае, у больного есть шанс пройти курс терапии в течение относительно короткого периода. По словам ревматологов, при обнаружении болезни Бехтерева на ранних стадиях воспаление можно купировать за полгода.  Само это лечение, отметим, весьма дорогое – до миллиона рублей в год (!), и при запущенном состоянии лечиться придется много лет. Если все расходы будет брать на себя государство, то несложно себе представить, насколько внушительными окажутся объемы затрат. Поэтому, рассуждая логически, государству будет куда выгоднее вложиться в подготовку специалистов-ревматологов и в создание современных диагностических центров, чем тратить колоссальные бюджетные средства на поддержку тяжелобольных пациентов.

Олег Носков

Источник

Академгородок, Новосибирск


Возврат к списку